Социальный инженер, руководитель Центра прикладной урбанистики Святослав Мурунов рассказал, почему современный горожанин воспринимает арт-объекты как «какую-то хрень», и как можно иначе преобразовать городское пространство.

В повседневной среде москвичи воспринимают искусство совершенно утилитарно — уверен урбанист. Например, всем эти лебеди из шин во дворах появляются, потому что те, кто их устанавливают, следуют простой логике. Они считают, что, если шины пригодились на заводе или в гараже, значит, и во дворе им найдётся применение, например, в качестве клумбы или украшения. Наши горожане и коммунальные службы не смогли поддерживать в рабочем состоянии даже фонтаны во дворах пятиэтажек. В советские годы они были символом городской культуры, а сейчас такие фонтаны в Москве превратились в развалины или исчезли совсем. Произошло это, возможно, потому, что в культуре местных жителей просто нет запроса на такие объекты.

Именно по этой же причине в российских городах стрит-арт и граффити более-менее нашли признание у властей и жителей. Такой формат преобразования пространства им понятен: была пустая поверхность, а теперь там что-то яркое и красивое. При этом мало кто считывает символы и сообщения, которые художники хотели передать.

мурунов

(с) https://www.facebook.com/swqter

Сложные арт-объекты чаще всего нашими горожанами просто портятся, потому что в их культуре этому нет места. Сам Мурунов на практике выяснил, что в настоящее время самое частое определение объекта современного искусства – «хрень». Независимо от того, какое образование получили эти граждане, для них это «хрень какая-то». Чтобы арт-объекту появиться и закрепиться в городском пространстве, нужно некое внутреннее оправдание его существования, практическая польза.

Куда московские городские активисты и сообщества могли направить свои усилия сейчас? В первую очередь, специалист предлагает на уровне районов вспомнить и переосмыслить советские культурные коды. Например, если в этом районе жил выдающийся инженер-конструктор, можно сделать его мемориальную квартиру, сделать детскую площадку с домиками на деревьях или в новом формате возродить старые дворовые игры.

Актуальные сегодня проекты по работе с повседневной средой в большинстве своем должны быть не интервенциями из области высокого городского искусства, а формами, направленными на пробуждение интереса у людей к месту, где они живут. Такие проекты, по мнению Мурунова, обязательно должны включать в себя просветительскую и образовательную составляющую, чтобы кто-то объяснял людям смысл экспозиции, вовлекал их в работу по ее пополнению.

Москве сейчас необходимы коллективные практики, которые предлагали бы арт-терапию как способ залечить старые раны, считает специалист. Культурные практики максимально толерантные и этичные, позволяющие «людям выйти из своих квартирок, сформировавшихся стереотипных мирков и позволяли бы им нащупать что-то общее, то, что их объединяет».

Вопросы и обсуждения

0 комментариев

Добавить комментарий