19 октября 2020

Илья ЗАЛИВУХИН. Панельная дискуссия «Градостроительство как социальный проект». АРХ Москва 2020.

Илья ЗАЛИВУХИН

Илья ЗАЛИВУХИН, генеральный директор компании «Яузапроект», вице-президент Союза московских архитекторов

Почему у нас иногда формируется не совсем дружелюбная к человеку градостроительная среда? Почему мы имеем обратный градостроительный эффект? Сегодня тезис такой: нужно перестать строить спальные районы и начать заниматься центрами городов. Приведу в пример город Тулу. Я сам там, правда, не был, но мне очень подробно рассказали.

С центром этого города тоже хотели сделать что-то хорошее. И сделали –  благоустроили улицы, выполнили ремонт фасадов всех зданий, наладили освещение, в общем, навели порядок. А людей, которые там жили, просто-напросто переселили. Мне говорили, что примерно треть жителей сами желали бы переселиться, но процентов 40 очень хотели остаться на прежнем месте жительства, но их тоже переселили. Почему? Да потому что сейчас тренд такой – благоустройство центров малых городов. Вот во что бы то ни стало надо этот центр обновить и благоустроить. Будет красиво, тогда будут туристы приезжать и любоваться этой красотой.

Вот и в Туле гостиницы есть, различные магазинчики, музеи, какие-то общественные функции… Только на красивой обновленной улице вы уже не встретите бывших обитателей квартир в двухэтажных домах или жителей красивых мансард.

В своей книге «Анатомия города» я сравниваю город с организмом человека, вполне понятная аллегория. Город – это люди. Город делается людьми и для людей. Без людей город бессмыслен. Если жителей из города «вынули», это все равно из города вынули душу. Если нет души, то и тело города не живет. Поэтому любой проект, вообще любое дело надо начинать с людей. Советоваться с ними, обсуждать перспективы, а главное – давать возможность участвовать в построении будущего. Я все время говорю о кредитах для малого и среднего бизнеса. Надо было поддержать людей, мотивировать их участвовать в процессе обновления, а не переселять.

Второе – что важно для жизни и здоровья человека? Внутренние инженерные системы. Для города соответственно это все инженерные системы и экологический каркас. Третье – это скелет организма, на чем все держится. В городе это транспортная система, которая предоставляет мобильность, без нее организм существовать тоже не может. Четвертое – это собственно само тело и нервная система, то есть управление всеми компонентами. Из всего этого вытекают три основные инфраструктуры, которые и есть город, –  социальная инфраструктура, инженерно-экологическая и транспортная.

Наличие этих компонентов важно и для центров наших городов. Это ужасно, когда энергию людей, особенно молодежи, отправляют за МКАД, в какие-то новые районы. Причем, такое положение дел даже может людям нравится. Они говорят: нам так классно тут живется в многоэтажных кварталах, пригородах. Но не может бесконечно быть классно в районах, утыканных 15–16-этажными и даже 25-этажными домами.

Илья ЗАЛИВУХИН - генеральный директор компании Яузапроект

Уже существует такое понятие как «многоэтажный пригород». Вдумайтесь, многоэтажный пригород! Это же просто безумие, перекос тела города, ожирение. Если бы людям было классно жить в центре города, они генерировали бы здесь энергию, развивали бизнес (с помощью государства), а тот, кто хочет жить за городом, жил бы в пригороде малоэтажном. Для пригорода и 9-этажные дома – уже много. Наполнение города людьми – это создание им условий для жизни и бизнеса. Вот основная задача.

В центре Садового кольца сейчас проживает как минимум в три раза меньше людей, чем могло бы быть. Этот перекос надо устранять, но речь не идет о строительстве небоскребов. Это важно понимать. А то ведь как получается? Услышал какой-то блогер, что Заливухин на форуме сказал, что центр Москвы надо уплотнить в три раза, а известный архитектор при этом выразил желание построить небоскреб. У блогера эти две информации в голове соединились и сразу же статья с призывом: спальные районы пришли в центр города, уничтожают наследие, давайте письмо Путину напишем… Поэтому важен диалог.

Если говорить о городе как о социальном проекте, надо прежде всего говорить о людях, учитывать их запросы, предпочтения, желания. Что нужно представителям разных национальностей, социального статуса, разных возрастов, особенно молодому поколению? Где они хотят сейчас жить? Если, к примеру, за городом, то молодым нужно не только жилье, но и школа или детский сад. Может быть им не стоит переезжать в городе с места на место, не приобретать жилье за МКАД в ипотеку даже по 6,5%, планируя расплатиться за кредит через десятки лет, а потом еще лет 20 дожить – это даже звучит чудовищно! Для кого строятся новые районы, зачем такая ипотека? Эти вопросы надо выносить на правительственный уровень.

Может быть, надо строить социальное жилье, жилье которое дается в аренду. Во всем мире до 50% социального жилья государство строит и сдает в аренду. И это жилье качественное, и оно находится в центре города, и это не гетто, которое как приют Иеговы снесли. Такое социальное жилье может располагаться и в малоэтажном пригороде или отдельными вставками в центре города. Например, около «Маяковской» вместо строительства очередного элитного дома можно реализовать государственный проект, в этом доме молодежь будет жить, а работать в соседних районах. С течением жизни их запросы могут меняться, а значит, меняться и жилье.

У нас с коллегами всегда спор об одном. Одни говорят: низкоэтажная застройка – это низкая плотность, низкая плотность – нет экономики, нет экономики – район не развивается. То есть для высокой плотности обязательно нужна высокоэтажная застройка, других вариантов нет. На самом деле плотность можно достичь даже семиэтажной застройкой.

И в России такой пример есть. В центре Санкт-Петербурга проживает огромное количество людей (еще не всех расселили), при этом застройка семиэтажная, которая не соответствует никаким нормам. Был прекрасный проект архитектора Никиты Явейна, но, когда к центру Санкт-Петербурга он применил нормативы, оказалось, что надо просто все снести. Невозможно обеспечить пожарные проезды, не та инсталляция, дворовые территории не озеленены. Город сделан не по нормам, но сделан! Плотность застройки, я могу ошибаться, примерно 30 тыс. кв. метров на 1 га земли.

Когда мы со студентами разрабатывали проект развития территории вокруг Курского вокзала, там было 9 тыс. кв. метров на гектар, это еще раз доказывает факт, что в центре Москвы плотность в три раза ниже. Причем, территория у Курского вокзала уникальна: Садовое кольцо для пеших прогулок, парк и арт-кластеры для развлечений, метро и ТПУ «Курская» для мобильности – все в пешеходной доступности. Наличествуют все три составляющие – социальная инфраструктура, инженерно-экологическая и транспортная.

Можно здесь увеличивать плотность? Можно. Опять возникает вопрос высотности зданий. Надо учитывать, что строение может закрыть вид на какие-то городские доминанты, например, на храм. Чтобы этого избежать, необходим хороший ландшафтный визуальный анализ, который, например, был сделан при разработке мастер-плана Лондона – план визуальных лучей.

В общем, вопрос о моделирование плотности застройки и типологии от инфраструктуры социальной, транспортной, инженерной. Надо замоделировать в электронном виде, а в реальности как эксперимент воплотить хотя бы в каком-нибудь небольшом районе.