Максим Гурвич. Круглый стол «От реновации жилья к стратегии городского развития». «denkmal Россия-Москва».11 ноября 2021

Максим Гурвич, заместитель директора Института Генплана Москвы

Вопрос в том, как нам сохранить ту эстетику сегодняшних окраин и стоит ли ее сохранять? Есть ли эта эстетика? В чем она выражается? В чем её айдентика? Для меня, как практикующего архитектора, который занимался реновацией, это вопрос непростой. Нужно покопаться во всем этом, поискать, что там осталось хорошего, и, естественно, это все нужно сохранить. Но осталось, честно скажу, немного. Открывая дискуссию, Алексей Расходчиков сказал, что реновация – это не только строительство новых домов, в которые переедут люди. На первом этапе больше всего переезжающих интересовало: какая будет квартира, какой будет туалет. Когда переезжающие получают свои новые квартиры, определяются, какие у них санузлы, понимают, что все замечательно, после всего этого новоселов начинают волновать другие вопросы: что будет происходить с территорией вокруг? На отдельной карте я совместил две масштабных программы: программу реновации и программу «моя улица». Для чего я это сделал? Программа реновации – это окраины, спальные районы. Это такой город, который формировался волевым методом, быстро возводился. И там мало за что можно зацепиться взглядом: слишком быстро все произошло. А «моя улица» — это тот город, который мы любим. Он зеленый. Но это тот город, который мы не до конца понимаем: как житель одного сектора, я с трудом ментально понимаю другой район. Как градостроитель, я понимаю, что это такое: у меня все укладывается в какие-то зоны, цифры, параметры. Я вижу это некоей задачей: есть тот город, который мы все любим и все понимаем, и есть эти оранжевые пятна, где происходит реновация. Соединить зеленую с оранжевой — это главный вопрос, который для меня, как архитектора, важен. Я часто рассматриваю это на примере Тушино: там есть стена-периметр из многоэтажек, а внутри – кварталы пятиэтажек, которые будут заменены новыми домами. На съемке с дрона это немного похоже на «центральный парк» — пятиэтажные кварталы обнесены многоэтажными домами, которые их обслуживают. Там, в многоэтажках — магазины, банки, кафе. Все, что нужно – расположено во внешнем контуре, а внутри нет ничего. Я называю это городским сепаратизмом: люди, которые там живут, они живут в своем мире, в нем сформировались и им кажется, что это нормально. А у города задача – найти пути развития этой истории. Да, жители кварталов привыкли, что у них в этих двориках жизненный цикл проходит в формате — 5-этажка, старая песочница, гараж. Ребенок в песочнице, мама на первом этаже что-то готовит, мужик в гараже – вроде бы, все хорошо, Но это мало похоже на город. Что-то подобное видно и на карте района «Лосиноостровский». По периметру его окружают дороги, внутри какие-то непонятные улицы-«червяки», которые никуда не выходят, это тупики. Попадая туда, человек, который там не живет, не понимает, что там происходит, как устроена жизнь. Магазины и остальное обслуживание находятся на внешнем контуре. Если не затрагивать дома, которые уже спроектированы и будут построены, а сфокусироваться только на пространствах, то реновацией считается качественный переход, который осуществляется в результате разработки проекта планировки. То есть, реновация, это не только новый дом, но и более качественное пространство вокруг нового дома. 23,5%  обновленных территорий становится пространством общего пользования – и это осмысленное пространство. Оказавшись там, мы понимаем, куда вошли, куда выйдем. Это безопасность и возможность размещения объектов обслуживания вдоль этих пространств. Это совершенно другое качество городской среды. Кроме этих пространств еще и первые этажи все нежилые – в них вплетается большое число объектов обслуживания. Новые объекты на первых этажах формируют новые рабочие места. Эта история становится проницаемой, что является, наверное, главной планировочной задачей для таких проектов. Появляется четкая понятная структура: внутренние улицы, свой бульвар, который вываливается во внешний мир, где люди смогут посидеть в кафе. Со временем появится все то, что мы любим в той зеленой центральной зоне старой Москвы и то, что мы признаем тем городом, который с вами любим. Вообще, все кварталы по реновации — разные. В среднем, я прикинул, мы переходим с 20% территорий публичных пространств на 35% . Это качественный рывок по сравнению с тем, что было. Я оперирую в отношении этих районов термином «города в городе» — и там, где проходит реновация, действительно необходимо формирование городов. И оно должно проходить по концепции «15-минутные города», — в которых есть все, что нужно людям. А актуальный поиск айдентики – это вообще сверх задача. Потому что в том поясе ее действительно мало. И, если она там есть, ее нужно холить, лелеять, это залог формирования там города в городе. А если мы эту задачу не решим, не остановим маятниковую миграцию, не сформируем те пространства, в которых люди могут и работать и жить, не перемещаясь по мегаполису каждый день, то город наш через какое-то время задохнется в пробках.