22 апреля 2021

Пильгун Мария Александровна. Круглый стол «Здоровые города: новое качество жизни как драйвер пространственного развития».

Круглый стол «Здоровые города: новое качество жизни как драйвер пространственного развития». XI МЕЖДУНАРОДНАЯ ГРУШИНСКАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ.

Пильгун Мария Александровна, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник института языкознания Российской Академии Наук

Пильгун Мария Александровна, ведущий научный сотрудник Института языкознания РАН

Разрешите представить вам результаты некоторых наших исследований, которые велись на основе анализа огромного количества данных, представленных в цифровой среде. Мы выявили, что в семантическом ядре сводной базы контента элементы, связанные с экологией, имеют достаточно большой вес. Кроме того, важность экологической темы уже проникла в бизнес, в различные социально-культурные сферы. Существуют различные типы фэшн-направлений, которые определяют настроение молодежи и экологическую составляющую, а по сути дела – пытаются гармонизировать отношения человека и окружающей среды.

Мы проследили семантические ассоциаты, которые возникают у носителей русского языка при слове «экологический». Самый близкий семантический ассоциат – это демографический, далее следуют социокультурный, глобальный, природоохранный, техногенный, эпидемиологический. Но, прежде всего слово «экология» для русскоязычного пользователя означает здоровье его и его детей. Лексема «эколог» становится очень частотной для русского языка, а экологическая тематика объединяет совершенно разные направления. Эко-мода диктует новые правила поведения, мышления, взаимоотношения с другими людьми, природой и новый образ жизни. Прежде всего, эко-мода — это здоровье, органическая еда, занятия спортом, превентивная медицина и экологичные средства передвижения. Эко-мода порождает новую этику, она регламентирует поведение людей. Один из новых трендов — мода на криптоискусство. Если совсем недавно технологии касались только 3D-моделирования, робототехники, искусственного интеллекта, то сейчас мы наблюдаем взрыв интереса к NFT-технологиям, когда токен практически перевернул все нормы поведения в коммуникативной среде. Все началось с продажи картины Beeple, которую купила на аукционе платформа для блокчейн транзакций и тут же демонстративно сожгла, предварительно конвертировав NFT. Токен позволяет вам стать владельцем уникального цифрового произведения искусства и в тоже время дает безраздельные возможности для его репродуцирования.

И это принципиально новый уровень свободы. Эко-мода уже давно влияет на урбанизм  и приводит к направлению, которое условно можно назвать модой на свободу.  Люди, которые родились и сформировались в цифровой среде, в которой нет ни языковых, ни территориальных, ни временных границ, пребывают в иллюзия полной свободы на выражение своих мыслей. И эту иллюзию они переносят на реальный мир. Запреты выражать свое мнение они воспринимают совсем не так, как их родители, а как покушение на их внутреннюю идентичность, разрушение их мира. В этот образ нового типа свободы входит и отказ от покупки жилья и дорогих машин, поскольку съемное жилье и велосипеды дают принципиально новый уровень свободы. Также появилась мода на волонтерство, на благотворительность, на различные виды духовного и религиозного поиска, новые впечатления и путешествия.

Эта тема получила интересное развитие в нашем исследовании – сравнение влияния коронавируса в России, Германии и Испании. Если, например, для русских авторов на первое место выходят экономические проблемы, то для немцев запрет на путешествие стал чуть ли не национальной трагедией. Также мы провели сравнительное исследование отношения пользователей к экологическим проблемам в России, Германии и Испании. При этом выяснилось, для Испании и Германии самая главная проблема – экологическая. Там ведутся протестные движения, устраиваются пикеты, замораживаются строительства. В Испании, например, это отель Algarrobico, который построили на заповедном побережье в 2003 году.  В Германии –железнодорожный узел в Штутгарте. Когда мы стали подбирать похожий сюжет в России, то поняли, что невозможно наши проблемы сравнивать. Есть, конечно, Северо-восточная хорда, которая затрагивает Лосиный остров, но не она является нашей главной проблемой.