Юлия Солдатенкова. Круглый стол «От реновации жилья к стратегии городского развития». «denkmal Россия-Москва».15 ноября 2021

Юлия Солдатенкова, главный архитектор проектно-технологического института «А-Проект.К» концерна «КРОСТ»

Я ретроспективно расскажу о нашем опыте. Речь про пример реновации квартала, когда еще не было слова реновация. Это 75-й квартал в районе «Хорошево-Мневники», он начинался в 2000 году. Сейчас 2021 — мы достраиваем последнее здание в этом квартале. Это порядка 37-ми 5-этажных домов, первая серия индустриального строения. И они были снесены. У этого квартала очень интересная история. Мы начали заниматься сносом и переселением в тот момент, когда еще не было термина комплексной реконструкции. Это был эксперимент длинно в двадцать лет. Старт работ пришелся на 2000 год. С кварталом начинали работать в соавторстве с Ремом Колхасом и его всемирно известным бюро ОМА. От него поступило очень интересное предложение, которое оказалось настолько инновационным, что оно просто не пошло по ряду причин, включая то, что город в тот момент просто не был готов к такому развитию событий. Что предлагал Рем? Он предлагал снести все здания в квартале и на их месте построить три высотных комплекса. Это здания из стекла и прозрачного пластика. Плюс на первом макете остались пятна 5-этажек: он предполагал их оставить. Просто как не застроенные площади, как некий реверанс в сторону истории этого квартала. Ему очень нравилось, что квартал такой зеленый, и он очень хотел сохранить это озеленение, которое есть на первоначальном макете. Была в этом, безусловно, идея, в том числе и айдентика квартала, которую Рэм прочел по-своему. Он сказал: «У вас такое зеленое все. смотрите, сколько зелени между этими 5-этажками, давайте мы это сохраним!». Это очень красивая идея, но даже сейчас ее было бы сложно реализовать, в тот момент это было совершенно невозможно воплотить, и это стало очень быстро понятно. Когда имеем дело с кварталом, в котором 37-40 5-этажных зданий, в которых живут люди, то все они должны куда-то переселиться. К сожалению, мы не можем вести работу над всей территорией квартала сразу, это очень большая проблема. По сути, как потом показал и опыт города, вся программа реновации связана с той же самой проблемой, с которой мы в самом начале столкнулись на территории 75-го квартала. Оказалось, что нужна волна переселения, все жильцы должны остаться на той же самой территории или быть непосредственно близко-близко к тому месту, где они жили. Это все тут же начинает накладывать отпечаток на то, как квартал застраивается. Мы должны были сносить один дом, на его месте строить следующий дом, в этот дом въезжали люди из следующих 5-этажек, и так постепенно весь квартал застраивался. Естественно, у этого процесса очень много проблем. В частности, проблема была в том, что люди все время живут на стройке, 20 лет жители этого квартала так или иначе вынуждены были терпеть строительство.

В квартале есть разные дома. Есть и бизнес-класс, и комфорт-класс. Это дома, разработанные разными архитекторами. И в разное время. И практически во всех этих домах, за исключением, наверное, краснокирпичного дома голландского архитектора, есть квартиры, в которые переселились люди из снесенных 5-этажек. Есть дома, которые были построены полностью под переселение. Естественно, вечная стройка очень утомляет население, которое живет в квартале, это сложно. Мы очень часто сталкивались с большим количеством недовольства, негатива. Даже были акции протеста. И этих людей нельзя не понять, они все были очень издерганы этой стройкой. Но мы старались максимально сделать так, чтобы смягчить все это состояние.

Мы сегодня уже говорили, что квартал начинает жить, когда жители участвуют в его жизни. Сейчас в этом квартале управляющая компания регулярно проводит общественные мероприятия, организует праздники на Масленицу, День Победы, Новый год. Это и разные мероприятия, связанные со спортивными трансляциями. Например, когда был чемпионат мира в Москве. Управляющая компания так или иначе пытается людей объединить, провести мероприятия, которые позволяют людям в этом квартале интересно жить. Это снижает накопленный накал недовольства. Мы стараемся благоустраивать территории, высаживаем цветы, газоны. Внутри сформирован образовательный кластер: это знаменитая Хорошкола, детский сад. И даже перинатальный центр, который недавно построен, тоже является частью этого квартала и его формирует. Правда, этот центр строили не мы. Хорошкола построена на месте бывших пятиэтажек. Внимание многих привлекает самый первый детский сад, построенный в квартале. На самом деле, это типовой детский сад, он возведен одним из первых в квартале. Это типовой детский сад, который превращен в стилизованный немецкий домик. Понятно, что это такое архитектурное заигрывание. Это детская архитектура. И то, как она так обыграна: надстроена мансарда и сделана имитация файферка на фасаде, смотрится очень интересно. Получился такой пряничный домик, игрушка, которая была именно на детей ориентирована.

Периодически я сама себе задаю вопрос: «А какой же облик у этого квартала?». Он сложный. Во-первых, он складывался в течение 20 лет. Мы видим дома, который были популярны 20 лет назад, дома, которые были построены в кризисные годы 2010,12,13. И последние дома квартала, которые строятся сейчас с привлечением голландских архитекторов. Это такой симбиоз разной моды, разных цветов, разных взглядов на архитектуру. Мне он иногда кажется слишком пестрым, но это обратная сторона того, что было столько лет потрачено на это строительство и было привлечено много разных архитекторов. В целом, он, конечно, выглядит интересно. Сейчас мы достраиваем последние дома в этом квартале. В их облике идет отсыл к голландской архитектуре 20-х годов: использован кирпич определенной формы и цвета, это реверанс в ту сторону. Плюс два самых высотных дома с самыми модными тенденциями: например, фасадами из фибробетона.

По площади квартал занимает порядка 35 гектаров. Безусловно, жителей много, мы стараемся сделать им максимально комфортные условия: благоустраивать и объединять все территории внутри, связывать дворы между собой, чтобы было максимальное количество зелени, детских площадок.

Что касается айдентики района, то мы в поиске. Изначально в снесенном квартале ничего примечательного не было. Когда искали «изюминку» совместно с архитекторами из «Бюро-Москоу», проектируя один из домов, думали, что же тут сделать такого, особенного. И тогда команда, покопавшись в истории Нижних Мневников, нашла, что сама этимология слова «мневни» звучит как «рыба». Они тогда предлагали в качестве отделки на дом использовать мотивы с рыбками. Тогда мы, не помню по каким причинам, этого не сделали. Но это пример поиска, что же это могло бы быть. Но на самом деле, в спальных районах такую особенность сложно найти. И очень важно, начиная работу, понимать чем закончится проект. Если этого нет, то мы в финале рискуем прийти к хаосу.