Дмитрий Смирнов. Векторы развития познавательного туризма. Интурмаркет-202202 апреля 2022

Проблема, которую я хочу сегодня осветить – основные векторы развития познавательного туризма для детей и юношества в городской среде и пригороде. Но сперва я хотел бы вернуться к названию нашего экспертного стола – «Окультуриваться надо». Что я понимаю под культурой? Это очень емкое понятие, особенно с научной и философской точек зрения. Если рассматриваем в аспекте культурно- познавательного туризма, то нужно остановиться на важном моменте: на менталитете того коренного народа, для которого эти программы строим или в чьей среде, культурной и социальной, планируем мероприятие для детей и подростков.

Еще при проектировании познавательного туризма я хотел бы остановиться на термине «познание». Исходя из понимания, что это такое и нужно строить и проектировать содержание продукта, которое предлагаем детям и подросткам. Прежде всего, познание —  это совокупность процессов, процедур и методов приобретения знаний о явлениях и закономерностях объективного мира. Ребенок в любом возрасте, подросток это или уже юноша, стремится к познанию, но уровень его познания, методы познания совершенно отличаются друг от друга по возрастным категориям. К сожалению, туроператоры и организации, предоставляющие экскурсионные познавательные туры, не всегда ориентируются на возрастные особенности личности ребенка и его специфическую способность. Познание отражает объективную реальность. Организуя какой-то туристский маршрут в городском парке или в пригороде, мы должны исходить из того, что ребенок в своем объективном, реальном сознании отражает какие-то знания, получаемые от того действа, которые мы ему предлагаем. В разном возрасте у ребенка разные требования к этому действу. Участвовать в этом действе он тоже хочет по-разному.

К сожалению, у нас с советской эпохи сохранилась модель, когда экскурсовод просто транслирует набор каких-то знаний, которые, во-первых, не всегда человек усваивает, во-вторых, они могут ему и не понадобится: высота шпиля, масса железа, потраченного на производство Царь-колокола и т.д. Зачем эта информация нужна ребенку? Часто одну и ту же программу предлагают и дошкольникам, и школьникам, и пенсионерам. А нужно исходить из научного познания.

За последние 30 лет в отрасли обозначилось много проблем, которые теперь мы, как Академия детско-юношеского туризма, пытаемся решить. В первую очередь это вопрос доступности туристских объектов — не только в городской среде, но и за пределами города. Сегодня очень много частных территорий. Планируя туристский маршрут, не всегда можно свободно пройти к каким-то природным ресурсам, архитектурным сооружениям, объектам культурного и природного наследия.

Следующий момент. Детское восприятие имеет специфику, отличается от взрослого восприятия с точки зрения познания. Имеет значение и совокупность убеждений, базис духовно-нравственных ценностей, которые уже сложились у ребенка, особенно это касается подростков и юношества. На дошкольников и младших школьников этот компонент еще не достаточно сильно влияет, но у подростков уже складываются убеждения, формируется сознание, они осознано подходят к выбору предоставляемой информации. Поэтому нужно подходить особенно тщательно, отбирать содержание.

Далее — формирование отношений к объектам природы, культурного наследия, архитектурного наследия, историческим событиям. В подростковом и старшем юношеском возрасте у ребенка это отношение проявляется в действиях, поступках и послевкусии, оставшихся после экскурсионной программы.

Следующий момент, о котором часто забываем. Существует разработанная по Эльконину возрастная периодизация ведущих видов деятельности. Начиная с 7 до 11 лет ведущий вид деятельности у ребенка — учебная деятельность. Он стремится учиться и познавать. В подростковом возрасте с 11 до 15 лет уже другая деятельность — стремление к взрослости, ребенку нужна взрослость, а мы продолжаем общаться с ним также как и в начальной школе. В экскурсионных анимационных программах продолжаем с ним играть, а подростку нужно совершенно другое. И ту информацию, что вкладываем в содержание экскурсионных программ с точки зрения познания культурных и исторических объектов, он не всегда воспринимает. Программу нужно строить, исходя из психологических особенностей подростков. Для них нужно интимно-личностное отношение, нужно чтобы он сопереживал тому объекту, который видит, историческому событию или той природной среде, в которую мы его погружаем.

Старший возраст предполагает уже, что ему нужно участвовать в производственной деятельности, чтобы не просто мы для него экскурсию сделали, а чтобы он познал этот процесс. Не случайно в советское время были производственные экскурсии. Для чего проводили те экскурсии? Чтобы подросток мог ознакомиться с технологическим циклом на предприятии и выбрать для себя профессию.

Если соблюдать эти правила, то у детей будет идти процесс познания, познавательный туризм будет с образовательной точки зрения эффективным, а не просто «пришли, послушали, ушли».

Когда я проводил экспедиции для школьников и студентов, у нас были 40-45 дневные, туры допустим, в Прибайкалье. У нас было по 40 экскурсий на протяжении этих 40 дней. Ребенок получал индивидуальное задание на каждую экскурсию. И он настраивался на то, чтобы на мероприятии задать вопрос экскурсоводу по содержанию экскурсии. И когда он об этом задумывается, он очень внимательно слушает педагога, у него возникает культура потребления того туристского продукта, который предлагает ему экскурсовод.

На какие еще векторы развития нужно обращать внимание.

Прежде всего это бесплатность, по крайней мере, для социально незащищенных категорий, для детей, для подростков, для лиц с ограниченными возможностями, социально незащищённых групп.

Второе — доступность объектов природного наследия, культурного наследия, в том числе, в городе Москве. Что бы в какие-то дни, к объектам можно было бы гарантировано подойти, пощупать и узнать об этом объекте побольше, а не смотреть на него из-за забора. Сегодня таких объектов, особенно в Москве, очень много.

Необходимо разработать формы господдержки некоммерческих организаций, индивидуальных предпринимателей, музеев и туристских фирм. Нужна именно помощь, потому что разработка туристического продукта требует вложений, особенно, если создаем программы для пригорода. В малых городах проще в пригород детей вывезти. В  Москве иногда, чтобы детей вывезти в ближайшее Подмосковье, допустим, в Мытищи и Пушкино необходимо потратить примерно два часа на дорогу только в одну сторону. В городе воздух настолько загазованный, что, когда дети приезжали, например, в Пушкино, то пока мы доходили до места, где начинаем, они уже пребывали в состоянии кислородного опьянения. Это тоже нужно учитывать, когда мы проектируем программу. Мы 10 лет боролись за то, чтобы отменили методические рекомендации на перевозки детей, где было написано, что нельзя перевозить детей или организованные группы на автобусах в темное время суток. Но, простите, у нас 1/5 России приходится на территории, где полгода полярная ночь. Значит, детей вообще возить в автобусах нельзя. Да что там полярная ночь,  если вывезти московских детей в Сергиев Посад, то обратно уже засветло не успеешь вернуться. Эта проблема есть, ее нужно решать рационально, учитывая не только местный московский колорит, но и остальные регионы России.

Еще один важный момент – это разработка программ подготовки педагогических кадров и экскурсоводов. Не всегда программы подготовки кадров учитывают психологические особенности детей. Они учитывают, как провести экскурсию, как ее содержательно и анимационно наполнить, но, упускают, что надо учитывать возраст детей, особенно, в определенной возрастной категории, их ведущие виды деятельности.