Илья Заливухин. Интурмаркет-2022.07 апреля 2022

Моя команда активно работает в Московском регионе, и в городах, соседствующих с Московской областью. Я иногда говорю, что являюсь амбассадором городов Наро-Фоминск, Обнинск, Калуга, Череповец. На примере этих городов могу показать, что, на мой взгляд, является привлекательным в уже существующих городах, и что мы развиваем. Делаю акцент — речь про развитие уже существующих городов, не строительство новых. Последнее очень дорого и сложно. В развитии существующих территорий есть большой потенциал. Наша задача — найти хорошее, что есть в этих городах, и это хорошее не испортить, а улучшить. А диссонирующие детали постараться заменить на что-то положительное. Надеюсь, что у нас это получается, иначе в работе нет смысла.

Часто меня спрашивают: «Что делают архитекторы?». Архитекторы и градостроители — это разные профессии. Градостроители занимаются городами. Мы, все-таки, стараемся заниматься в целом городом, делая там какие-то определенные объекты. Но, в то же время, и другие архитекторы приходят и тоже работают по нашему плану. Градостроители в современном понимании отвечают за город целиком, за его развитие и за то, чтобы оставить все хорошее, что там есть. Это хорошее можно выявить, в том числе,  общаясь с жителями, с бизнесом, с профессиональными сообществами. Нельзя прийти и сразу, с первого взгляда, все понять про инфраструктуру города, что там хорошо, а что плохо. Поэтому мы десятилетиями работаем с городами. С Калугой я работаю с 2007 года, с Обнинском с 2011-го, с Наро-Фоминском – с 2012-го.

Мы работаем вокруг Москвы, это интересно с точки зрения туризма — в регионе находится примерно 25 миллионов человек. Летать сегодня тяжело и дорого, непонятно, что будет дальше. Думаю, что у городов вокруг Москвы огромный ресурс. Это, практически, страна по населению и все это в границах Московского региона. Каждый город в радиусе двух-трехчасовой доступности от столицы можно рассматривать как потенциально интересную площадку для инвестиций.

Что нам удалось сделать в Обнинске? Это обычный, хороший, советский город, определенной привлекательности ему добавляет статус наукограда. Считаю, что мы сделали там новый центр города. И он стал для жителей местом притяжения, центром личной вселенной горожан. Я придерживаюсь точки зрения, что каждый город должен быть в центре внимания для его жителей. Они должны знать, что где-то есть большая планета – Москва. Это такой Юпитер или Сатурн, но наша главная планета – тот город, в котором мы живем и работаем. Расстояние до Москвы должно быть просто географической величиной, а самое главное для нас есть в нашем городе. Меня из-за регионального патриотизма часто спрашивают: «Вы из Обнинска? Вы из Наро-Фоминска? Из Калуги? Из Череповца?». Как бы да, каждый город для меня становится своим. А вообще я из Москвы, родился и учился в Москве, но, тем не менее, нужно рассматривать каждый город как свой.

Города, в которых мы работаем, я рассматриваю в концепции «15-минутный город». Её реально воплотить, если хорошо подумать и спланировать. Не надо бояться плотности города, не надо бояться архитекторов, строительства, девелоперов тоже не надо бояться, денег, как ни парадоксально, не надо бояться. Главное, не нарушить при этом природу, уже существующие социальные связи, не испортить транспортную логистику. Много всего можно испортить деньгами и строительством, если приступать к реорганизации без понимания, как живет город.

Работая с тем же Наро-Фоминском, в основу закладывали программу развития. Это компактный город. Здесь, кстати, нет автомобилей. Все в пешеходной доступности, не нужно никуда ехать. Чем центральнее активная часть города, тем меньшее число машиномест нужно. В центре такого города можно развивать car-free девелопмент, это специальный регламент без машин, просто стройте, но без парковок, попробуйте построить, чтобы удобно, но без парковок. Долгое время говорили: «Где в Наро-Фоминске строить общественные пространства? Там ничего притягательного нет». Там в центре, у реки, была заброшенная территория, но реку никто не видел, никто туда не ходил. И это было буквально 10 лет назад. Проект в этом городе мы реализовали без копейки бюджетных денег, все преобразовали за счет девелопера, нашли инвестора, которому было интересно работать с этим проектом. Как город преобразился, можно посмотреть на основе стратегии мастер-плана. Только это мастер-план не комплексного благоустройства, «а-ля плитку переложить» или поработали мастера фотошопа. Это реальный эскизный проект города. По сути, это стратегический генплан. Он непременно должен быть.

Почему для города важна река? Она увлажняет, охлаждает, рядом с ней очень хорошо жить. Не потому даже, что это общественное пространство, а потому, что она регулирует климат вокруг себя и привлекает туристов. Это все, в том числе транспортный каркас, начинает работать с точки зрения туристического потенциала. В Наро-Фоминске новые лофты вокруг открывшейся реки наполняются жизнью, активностью. Территория начинает жить. Часть наших идей реализована в центре, а часть будет построена на острове. В итоге получится разнообразная застройка. И это будет интересно и хорошо, люди будут жить в центре города, передвигаться без машин, кататься на каруселях около воды, на лодках. Это все возможно!

Комфортная среда начинается с общего стратегического плана развития. Когда есть понятный план развития, его можно сравнить с эскизным проектом дома, когда все жильцы договорились, где будет спальня, где гостиная – это нужно, чтобы не возникло несуразностей, что санузел гостей находится в хозяйской спальне. Какая в случае противоречий может быть инвестиционная комфортность? Когда есть понимание и договоренности, то для города это и есть стратегический мастер-план. Сначала делается он, а когда начинается реализация, то возникает синергетический эффект: хорошее к хорошему, плохое генерирует плохое.

Начинается это все с мастер-плана и хорошей команды хороших людей. Например, в Обнинске был хороший мэр, он сейчас губернатор Калужской области. Когда мы начинали, то Владислав Шапша еще возглавлял Обнинск, оказывал нам всяческую поддержку. Эти люди на старте моей активности, когда я только начинал работать в малых городах, вселили в меня надежду.

Для Обнинска мы сделали небольшой стратегический мастер-план, отметив, где что строим и какую получаем инфраструктуру. Это все реализовано – в новом микрорайоне обустроили водную гладь с каскадом фонтанов. Идею подсмотрел в Булонском лесу в галерее Ла’Фает, и мы в очень простом исполнении за счет инвестора проект реализовали. Там есть водное пространство – глубиной 10 сантиметров. Люди по этой воде бегают, брызгаются. Сейчас построили скейт-парк. Выходим к реке, делаем туристическую тропу. Все это вместе с хорошим видом на долину реки начинает функционировать.

Еще мы работаем с Калугой. Там вся территория вдоль Оки заброшена, она затапливается. Там были вредные производства, все это надо разгребать, вкладывать деньги. И в этот раз большие, нужно вложить 24 миллиарда, чтобы эту территорию запустить под развитие. Надо понимать, что где-то можно преобразовать территорию, привлекая инвестиционные деньги, а где-то нужны федеральные средства, причем, такого порядка.

В Череповце сейчас развивается стрелка реки, там популярен вейк-спорт. Кстати, в Череповце можно купаться прямо в центре города, официально. И я купался в той реке. Там вообще нет вредных выбросов. Прекрасный местный градообразующий завод не создает никаких проблем, только генерирует рабочие места. В городе ловят рыбу, и не только ловят, ее не боятся есть.

Есть у меня и проект, который я до сих пор не могу никак «двинуть». Это в Питере, Новая стрелка Васильевского острова, шесть километров вдоль реки Екатерингофки, где Пётр I брал на абордаж шведские корабли. Все это сейчас в полузаброшенном состоянии. План преобразований мы разработали в 2017 году, пять лет я его толкаю. На той территории один миллион человек может спокойно жить и давать пространству импульс развития.